четверг, 7 сентября 2017 г.

Читай и смотри: «Оно»

Однажды великий писатель Стивен Кинг (тогда об этом величии не подозревал даже он сам — большинство критиков считали, что его опусы не стоят булочки с сосиской, а он только посмеивался) шел домой. 


На пути ему попался старый деревянный мост, «горбатый и странно причудливый», идя по которому, он вспомнил детскую сказку про трёх козлят и тролля под мостом. Вот, прямо сейчас, из под проржавевших свай вдруг послышится грозный голос: «Кто это идет по моему мосту?!» 


К тому времени, как наш сочинитель добрался до дома, он уже твердо знал: в этом что-то есть! Вот так один из величайших американских романов родился от скрипа досок под ногами. 


Поделюсь собственными впечатлениями от прочитанного.  Когда читаешь поздно ночью, никогда не оборачивайся слишком быстро.  Дайте монстрам за вашей спиной тоже дочитать главу, думала я, сжимая трясущимися руками  книгу с красным шариком на обложке. 

Все 1243 страницы книги я боялась, спасибо мистеру Стивену Кингу. Огромнейшее спасибо за то, что теперь у меня нервный тик и заикание. Спасибо Вам, Стивен, и за несколько седых волос в моей блондинистой прическе.  
Спасибо за то, что я теперь боюсь умываться. И спасибо за урок. Потому что книга глубже, чем кажется. Оно - это не клоун, не оборотень, не кучка подростков-психопатов. Оно - это Дерри. Оно - это весь город, равнодушно смотрящий на происходящие в нём кровавые бойни. 

В маленьком провинциальном городке Дерри много лет назад семерым подросткам пришлось столкнуться с кромешным ужасом - живым воплощением ада. Прошли годы... Подростки повзрослели, и ничто, казалось, не предвещало новой беды. Но кошмар прошлого вернулся, неведомая сила повлекла семерых друзей назад, в новую битву со Злом. Ибо в Дерри опять льется кровь и бесследно исчезают люди. Ибо вернулось порождение ночного кошмара, настолько невероятное, что даже не имеет имени...


Кинг говорил, что «Оно» станет его последним романом  «о монстрах» — лукавил, конечно, но большинство его поздних произведений и впрямь основываются на одной из линий «Оно». «РЕГУЛЯТОРЫ», «ТОММИНОКЕРЫ», «БЕЗНАДЕГА», «НУЖНЫЕ ВЕЩИ», «ДЬЮМА-КИ», «МЕШОК С КОСТЯМИ», «РОЗА МАРЕНА» — каждая из этих книг заставляет вспомнить «Оно». 

Кинг считал произведение своим «выпускным экзаменом по Знаменитым Монстрам». В Оно Стивен хотел увидеть всех монстров в одном существе, привнести в него элементы из Дракулы, Франкенштейна, Оборотня, «Челюстей», «Ужаса Тролленберга», «Радона» и «Оно пришло из далёкого космоса». Есть мнение, что прообразом Пеннивайза — излюбленной личины чудовища — был серийный маньяк Джон Уэйн Гейси, завлекавший своих жертв на детских праздниках в образе клоуна Пого.


Писатель далеко не всегда одобряет экранизации своих книг. Известно, например, что он до сих пор плохо относится к адаптации «Сияния», поставленной Стэнли Кубриком. 

Роман «Оно» ранее был экранизирован в виде телефильма. Телеверсию сняли всего за 2 месяца и в 1990 году выпустили на экран, демонстрируя фильм двумя частями в утреннее время.

Как бы «Оно» 1990 года не было шикарно, эта версия упустила много эпизодов из книги, что отчасти объясняется рамками телеформата. Поэтому практически сразу заговорили о полнометражной экранизации.

Новая киноверсия  романа от режиссера Андреса Мускетти  стартует в украинском прокате уже сегодня, 7 сентября 2017 года.  О том, что интерес к картине действительно довольно высок, свидетельствует количество просмотров ее первого трейлера. За сутки, прошедшие после премьеры ролика, его посмотрели 197 миллионов раз.

вторник, 5 сентября 2017 г.

Филип Дик и его безумный, безумный мир

40 романов и больше сотни рассказов — таков итог 18 лет, проведенных на амфетаминах. 


Посмертно обласканный Голливудом и возведенный в титул культового автора очнувшимися читателями — Филип Дик действительно был дик. 


Да и как усомниться в хрупкости мироздания, если ты находишься под пристальным наблюдением ФБР, советские ученые испытывают на тебе секретное оружие, а в голове звучит голос инопланетного разума?


«Я устал. Последние две тысячи лет я борюсь с Римской империей в самых разных её формах. Например, сегодня это правительство США.»
— Филип Дик о своей нелёгкой жизни

Филип и его сестра-близнец Джейн появились на свет 16 декабря 1928 года. Спустя 41 день мир вокруг будущего писателя начал разваливаться на куски. Мать оставила Джейн, завернутую в электрическое одеяло, без присмотра, и девочка умерла от перегрева. Родители развелись, когда Филипу было пять. Еще через два года он попал в спецшколу из-за того, что отказывался принимать пищу. Мальчику поставили диагноз «потенциальная шизофрения».

Приговор, вынесенный врачами, преследовал Дика всю жизнь. Попытки самолично подтвердить с помощью тестов наличие у себя психического расстройства и консультации у специалистов не давали однозначного ответа. 

Только за несколько лет до смерти Фил согласился, что действительно был болен до 45 лет. Правда, свое исцеление он приписывал голосу, раздавшемуся в его голове в марте 1974-го. С равной долей вероятности писатель рассматривал версии, что с ним заговорил Бог, инопланетный разум или Академия наук СССР.

Окончив школу, Фил разорвал отношения с матерью, которой не мог простить смерть Джейн, и поселился в артистической колонии гомосексуалистов в Беркли. (Не подумай ничего такого, просто проживание там было дешевле.) Дик поступил в Калифорнийский университет. Но уже после первого семестра (его специализацией были немецкий язык и философия) бросил учебу и устроился продавцом в магазин грампластинок.
За четыре года, проведенные в магазине, Филип дважды женился. Первый брак закончился спустя шесть месяцев. Благодаря второму он стал писателем.

Клео, вторая жена Фила, познакомила его с Энтони Буше, редактором журнала научной фантастики The Magazine of Fantasy and Science Fiction. Буше уговорил Дика попробовать написать что-нибудь для журнала и позже купил его первый рассказ «Рууг». Прежде чем эта проба пера была напечатана, вошедший во вкус начинающий автор успел пристроить еще пять рассказов в другие издания. 

Фил уволился из магазина и засучил рукава. Через год двадцатипятилетний Дик стал едва ли не самым плодовитым писателем-фантастом США. 
Однако об успехе речь не шла. «Меня читают лишь закомплексованные подростки и недоумки», — жаловался Дик. Стремясь вырваться из гетто жанра, он предпринимает попытку стать «серьезным писателем». Продолжая писать фантастику, с 1955 по 1958 год Филип создает еще семь угрюмых романов в реалистической манере, которые не берется печатать ни одно издательство, а у прочитавших их редакторов портится настроение на всю неделю.


Отчаявшись, Дик решает трансформировать теперь уже ненавистную ему фантастику изнутри. Формула «А что если...», которой придерживались фантасты тех лет, была заменена Диком на параноидальную «Боже, а что если...». Вместо супергероев-телепатов действуют телепаты-невротики.

Своим поворотным романом Дик считал «Свихнувшееся время» (1958), в котором весь мир, окружающий главного героя, оказывается фикцией. После выхода книги один из рецензентов с обидой писал: «Роман не заканчивается, как обычные книги. Он распадается».

В 60-е психоделические романы Дика смотрелись гармонично. Главным помощником писателя были амфетамины. Рекорд 1964 года — 1200 страниц, написанных за три недели, — без них был бы невозможен.

Писать меньше было накладно. Хотя Дику так и не удалось умереть в бедности, большую часть жизни он прожил впроголодь, питаясь порой консервированной кониной для собак. В среднем за роман Дик получал 1500 долларов, но бывало, что сумма не превышала и 800 долларов. 


«Лейтесь, слёзы»  Герой в ближайшем будущем посредством приёма веществ попадает в параллельную вселенную, в которой его не существовало. В попытках выбраться оттуда герой плачет, думает, что попал в ад, но так или иначе спасается. Поднимаемые темы: смерть личности, тяжёлые наркотики и раскаяние не хуже, чем у Бенисио Дель Торо из «21 грамм».

«Убик» Есть мнение, что финал сериала Lost создатели взяли именно из этого романа. Речь идёт о мире будущего, где нашли способ замедлить распад сознания умерших людей с помощью технологических уловок. 

Единственная на сегодняшний день изданная биография Дика была озаглавлена цитатой из этого романа — «В Советской России Я жив, это вы умерли». В рецензиях на неё респектовали многие видные фантасты, к примеру, Урсула Ле Гуин и Лем.

«Лабиринт смерти» Наряду с «Убиком» и «Гончарным кругом неба», заслуженно считается одной из вершин творчества. Пересказывать почти бесполезно.

«Человек в высоком замке»  Единственный опыт Дика в альтернативной истории, описывающий мир, где нацисты победили во Второй Мировой войне. Роман отхватил премию «Хьюго» за 1963 год. В 2015-м году вышел сериал по мотивам.

«Три стигмата Палмера Элдрича»  Пожалуй, самый наркоманский роман Дика. На Земле становится так жарко, что ООН отправляет людей колонизировать другие планеты. Только на других планетах ещё хуже, и выживать там можно лишь приняв вещество Кэн-Ди и ловя кайф, вообразив себя счастливо отдыхающей на море. Внезапно с экспедиции возвращается некий Палмер Элдрич, привезя с собой новое чудесное вещество Чу-Зи, которое намного сильнее предыдущего. После его употребления прошлое переплетается с будущим, галлюцинации с реальностью, а самому Палмеру Элдричу становится подвластно время и пространство. Cам автор утверждал, что вся сущность романа описана ещё перед первой главой, а остальное уже эпилог, так-то.

«ВАЛИС» — недописанная трилогия, начатая Диком на закате жизни, когда он уже стал то ли просветлённым, то ли поехавшим. Автор относился к ней предельно серьёзно, называя главным произведением всей своей жизни. Эту вещь лучше прочитать, чем что-то говорить о ней.

«Помутнение»  Роман, рассказывающий о таинственном веществе «С» («D» — в оригинале) и наркополицейских. Интересен в первую очередь тем, что навеян собственной бурной молодостью и личным опытом употребления большого количества веществ. 

Многие герои романа взяты из личной жизни писателя, который в конце посвящает книгу своим друзьям и перечисляет их имена с диагнозами. 

Заканчивается всё, как это и бывает в реальности, плохо. Одна из немногих точных экранизаций, с Киану Ривзом в главной роли, а также Дауни-младшим и Вайноной Райдер.

«Из глубин памяти» — короткий рассказ, экранизированный Голливудом в виде фильма «Вспомнить всё» аж дважды (с Шварценеггером в 1990 году и с Колином Фарреллом в 2012). 

Затрагивает тему вмешательства в память людей, из-за чего их личности могут оказаться тайной для них самих. В концовке оригинала фигурируют даже зелёные человечки, но в экранизациях до такого решили не доходить.



В 1972-м Дик, устав от безденежья и переживаний после четвертого развода, предпринимает попытку самоубийства. 

Шизофрения определяется как отсутствие у личности границ с миром: фантазии человека и есть реальность, в которой он существует. Именно в таких обособленных личных мирах живут персонажи Дика. Там же обитал и сам писатель. Имея в своих книгах дело с фиктивными реальностями, Дик видел их проявление повсюду. Телевидение, радио и газеты, которыми владеют правительство и корпорации, превращались в романах в наведенные галлюцинации и телепатические передатчики, позволяющие управлять сознанием.

В ноябре 1971 года Дик обнаружил, что в его доме кто-то побывал. Несгораемый шкаф, в котором хранились рукописи и документы, оказался взорван. Дик был счастлив. Вторжение доказывало, что он не параноик: за ним действительно следит ФБР. Фил считал, что привлек внимание, случайно описав в одной из книг секретный способ манипулирования сознанием граждан, который использует или разрабатывает правительство. 

К настоящему моменту вышло больше дюжины фильмов по Дику. Пять находятся в стадии производства. Еще на несколько десятков произведений куплены права. Из современных авторов по количеству экранизаций Дика обогнал только Стивен Кинг.

В 1981 году английский режиссёр Ридли Скотт снял фильм «Бегущий по лезвию»  по мотивам научно-фантастического романа Филипа Дика «Мечтают ли андроиды об электроовцах?» (1968). Главные роли в кинофильме исполнили Харрисон Форд, Шон Янг, Рутгер Хауэр, Дэрил Ханна и др. В центре сюжета история детектива из специального отдела полиции Лос-Анджелеса Рика Декарда, вынужденного разыскивать и уничтожать искусственно созданных для тяжёлых и опасных работ людей, которых называют репликантами.




Фильм существует в семи версиях, из которых базовыми считаются две — оригинальная версия с хэппи-эндом (1982), которая была плохо принята кинокритиками и провалилась в прокате, и режиссёрская версия с открытым финалом (1992), которая согласно опросу шестидесяти учёных, проведённому британской газетой «The Guardian», была признана лучшим научно-фантастическим фильмом в истории.

Филип успел посмотреть лишь черновой вариант «Бегущего по лезвию бритвы» — первого снятого по его книге фильма. Спустя два месяца Дик умер от сердечного приступа.

Он не дожил до настоящей славы всего несколько месяцев. Впрочем, скорее всего, Дик не заметил бы ее, приняв за галлюцинацию.

P.S.  В октябре 2017в прокат выходит фильм  «Бегущий по лезвию 2049» канадского режиссёра Дени Вильнёва и продюсера Ридли Скотта, продолжение фильма 1982 года «Бегущий по лезвию». Тридцать лет прошло с момента событий первого фильма. Офицер Кей, работающий в специальном отделении полиции Лос-Анджелеса, занимающемся отловом сбежавших андроидов, раскапывает одну старую тайну. Он понимает, что найденная им информация может погрузить то, что осталось от человеческого общества, в полный хаос. Чтобы разобраться в этом деле, Кею нужно разыскать Рика Декарда, бывшего сотрудника его же отдела, который пропал 30 лет назад.



среда, 30 августа 2017 г.

«Игра престолов»: завершение сезона и мрачные перспективы финала.

На канале HBO завершился 7 сезон «Игры престолов». 


Мы посмотрели финальную серию и рассказываем, что же там произошло. А также осторожно размышляем о том, что нас ждет впереди. 



В Королевской Гавани произошел исторический саммит. Все основные претенденты на трон встретились в Драконьих Ямах — месте, известном прежде всего по книгам. Фанаты романов Мартина отмечают, что драконы, выращенные в ямах, были гораздо компактнее и тщедушнее тех, что росли на воле — так что Серсея (если место встречи выбирала она) определенно намекнула Дейенерис, что хорошо знает историю Таргариенов. Отсутствие Визериона, как пишут в таких случаях корреспонденты с официальных мероприятий, тоже не осталось незамеченным.

На встрече Серсее предъявили ходячего мертвеца, и он ее впечатлил. Еще больше он впечатлил Эурона Грейджоя, который тут же разыграл сценку: мол, так боится живых трупов, что предает Серсею и отправляется зимовать на Железные острова. На самом деле он уплывет в Эссос, чтобы привести под знамена Ланнистеров целую армию наемников — Золотых Мечей.


Серсея же заявила, что согласна присоединиться к коалиции против Короля Ночи, если Джон Сноу преклонит перед ней колено. 

Уставший от таких требований Джон прямо сказал, что его колено давно преклонено перед Дейенерис. 

Серсея обиделась и ушла со встречи, а Тирион и Дейенерис принялись ругать Джона: неужели не мог соврать хоть разок.

Тирион попытался исправить ситуацию и пошел на прием к Серсее. После трогательной семейной встречи Серсея согласилась на второй раунд переговоров и пообещала, что поддержит остальные дома в борьбе с Королем Ночи в обмен на иммунитет от преследования после окончания зимы.


Больше всех в эту историю поверил Джейме Ланнистер, который тут же собрал своих генералов и начал готовиться к маршу. Серсея объяснила ему, что никакого марша не будет, а будет удар в спину союзникам. 

Ошарашенный Джейме покинул Королевскую Гавань и, по всей видимости, собирается примкнуть к Тириону и Бриенне. А ошарашенные фанаты уже строят теории, что вся беременность Серсеи — fake news.

В Винтерфелле прошел процесс века. Половину серии Мизинец внушал Сансе, что Арья собирается ее убить. И делал это так убедительно, что фанатские надежды на то, что Арья расправится с Мизинцем с помощью его же клинка, таяли на глазах. Но нет: когда Санса вызвала всех лордов в главный зал Винтерфелла, чтобы устроить суд, выяснилось, что суд вовсе не над Арьей, а над Мизинцем. Сир Петир Бейлиш пытался оправдаться и признаться Сансе в любви, но его последнюю речь оборвала Арья, перерезав несчастному горло.


Другие важные события в Винтерфелле: окончательное примирение сестер на фоне надвигающейся с севера снежной бури и долгожданное знакомство двух эрудитов Вестероса — Брана Старка и Сэма Тарли. 

Бран рассказывает Сэму, что Джон — незаконный сын Рейгара Таргариена и Лианны Старк и поэтому на самом деле не бастард с севера (Сноу), а бастард с юга — то есть Сэнд. А Сэм не без удовольствия поправляет Брана: согласно книгам, Таргариен и Старк успели пожениться, так что Джон — Таргариен. И зовут его вовсе не Джон.

Тем временем Джон Сноу и Дейнерис Таргариен плывут на север на корабле и впервые занимается там любовью. Ничего-то ты не знаешь, Джон Сноу.


А за Стеной произошла, собственно, отмена стены. Король Ночи верхом на охладевшем к своей прежней жизни драконе Визерионе атаковал защитников ледяной твердыни. 

Дракон огнем растопил стену, а белые ходоки и их армия мертвецов ринулась в пролом. 



События, которые сейчас разворачиваются на экране, не описаны в книгах Джорджа Мартина. Долгие годы он обещает продолжение романа «Песнь льда и пламени», и каждый раз - вот уже почти, но нет. И от производства сериала он отдалился, оставив все на откуп сценаристов HBO. Возможно, поэтому неожиданных смертей стало меньше, а кровавая баня сменилась слезливыми рассказами о героической взаимовыручке и вечной любви.


К концу 7 сезона убрали лишь нескольких важных персонажей – Оленна Тирелл, отец и сын Талли, Фреи и Петир Бейлиш. Об остальных героях сказать с точностью, живы они или нет, пока невозможно, будем надеяться и ждать. Если сравнивать эти скромные потери с традициями первых сезонов, то, конечно, накал страстей совсем не тот.

Если у Дейнерис  есть собственные чартерные линии в виде драконов, то на каких атомных подводных лодках и скоростных болидах передвигались весь седьмой сезон другие персонажи, для поклонников сериала остается неизвестным. То ли дело, в первом сезоне из Винтерфелла до столицы несколько серий скакали. Но теперь, в угоду динамичному развитию сюжета,  все эти приключения на большой дороге сценаристы убрали, персонажи передвигаются по Вестеросу в ускоренном темпе.


Да и в целом, реалистичность, присущая Мартину, была принесена в жертву и немало напрягла зрителей. 

Вот только краткий перечень вопросов и причин для недоумения: почему Тирион стал таким отвратительным стратегом? 

Почему настоящее имя Джона Эйгон, хотя сын Эйгон у Рэйгара уже был? Символичнее было бы назвать его Джейхейрисом, ведь намеки об этом были даже в книгах Мартина! Как Эурону удалось так быстро построить флот? И, наконец, почему Дейнерис не дала огненный залп по Белым Ходокам, командирам армии мертвых?


Авторы сериала в общих чертах прорисовывают нам сюжеты будущих книг, но  вполне возможно, что финал серии книг «Песнь льда и пламени» будет существенно отличаться от финала сериала, который начнут снимать вот уже совсем скоро – в октябре текущего года.

В сеть давно слили предполагаемые сценарии первых серий финального сезона «Игры престолов». И вот о чем мы  точно узнаем в первых же сериях восьмого сезона.  

Жив ли Тормунд? 
Джон Сноу, который уже 7 сезонов ничего не знает, узнает, наконец, все. Как отнесется он к своему новому статусу? 

Но еще интереснее, как к этому отнесется его новая любовь – Дейнерис Таргариен? Решит разделить с ним трон?  Вполне возможно, если окажется, что она беременна от Джона. Ведь помните, как сомневался он в обещании ведьмы, что у Дейнерис больше не может быть детей. 

Мы также надеемся понять, зачем же Белым Ходокам на юг? Никаких ясных мотивов у Короля Ночи нет. Как оружие, которое вышло из-под контроля своего создателя, он просто движется вперед. Но вряд ли Белые Ходоки - такие уж бездумные ледяные роботы.

Король ночи теперь летает на мертвом Визерионе, и главная интрига состоит в том, как Джон и Дейенерис собираются сокрушить такого врага.

Еще ждем схватки братьев Клиганов. Драки Пса и Горы зрители ждут с первого сезона, но, скорее всего, произойдет это в конце восьмого сезона. А, может, и не произойдет. 

Кто станет правителем Железных островов? Теон настроен весьма решительно – убить Эурона и спасти Яру, возможно, он сможет придумать некий хитроумный план.

В борьбе с вечной зимой помощь вообще может прийти, откуда не ждали. В мире «Игры престолов» 4 материка, два из них знакомы нам – Вестерос, где происходят основные события, и Эссос, где скрывалась Дейнерис, а затем собирала свою армию. Но есть еще Утос и Соториос. И там, наверняка, есть свои пророчества. Возможно, кому-то придет в голову мысль поискать помощи там?


Есть еще несколько вопросов, которые не дают покоя всем истинным поклонникам саги Джорджа Мартина.


Чего хочет Король Ночи и будет ли у него Королева?

Джордж Р. Р. Мартин часто критиковал Джона Р. Р. Толкиена за неокончательное решение вопроса с орками: мол, как писатель-гуманист собирается бороться с армиями орков, оставшимися после победы над Сауроном? Строить для них лагеря беженцев и школы? Или истреблять до конца? Чтобы избежать такой же проблемы, Мартин придумал своих Иных как абсолютное зло. Но фокус в том, что в сериале Король Ночи не похож на стихийное бедствие. У него есть план, есть характер и есть меняющаяся от сезона к сезону внешность: фанаты отмечают, что в последних сериях он выглядит человечнее, чем два года назад — во время битвы в Суровом доме, и в этой человечности есть что-то от Брана Старка. 


В версию, что Король Ночи — это Бран Старк, верить совершенно не хочется, зато хочется верить, что он как-то объяснит свои поступки. 

За все время сериала он минимум дважды давал людям уйти живыми (чтобы они предупредили остальных) — сначала это был дозорный-дезертир в самой первой серии самого первого сезона, потом — Сэм Тарли. То есть Король Ночи в том или ином виде готов к коммуникации.

Что если выяснится, что ему просто нужен наследник? Ведь Крастер был последним одичалым, который продолжал выполнять древний договор и отдавал Королю Ночи своих младенцев в обмен на неприкосновенность.
Что если Король хочет снять с себя проклятье Детей Леса? Те поймали его тысячу лет назад и превратили в монстра, чтобы он воевал с людьми. Возможно, истребив всех людей, Король надеется выполнить свою миссию и обрести покой.

И наконец, что если Королю просто нужна Королева? Неслучайно ведь у Серсеи перед смертью будет «бледная шея», а в трейлере сезона у нее было ледяное дыхание. 


Кто предаст Дейенерис?


Согласно пророчеству, Королеву Драконов предадут трижды: из-за денег (Мормонт), из-за крови (возможно, это та ведьма, которая использовала ее кровь, чтобы якобы исцелить кхала Дрого) и из-за любви.

До предыдущей серии самой популярной версией было то, что два предательства уже случились, а третьим иудой окажется Тирион, который слишком любит своего брата Джейме, чтобы дать Дейенерис того убить. Но поскольку Джейме сбежал от Серсеи, то теперь у Бурерожденный куда меньше причин его убивать.

Зато важное другое: остановить Короля Ночи, согласно пророчеству, должен Обещанный Принц — реинкарнация древнего героя Азора Ахая. Принцем могут быть и Джон, и Дейенерис — это слово, как говорят в Вестеросе, «гендерно-нейтральное».

Но если новая битва Азора Ахая с Королем Ночи должна хотя бы композиционно повторить старую, то имеет смысл вспомнить, как тот его победил. Азор Ахай использовал меч Светозарый, для закалки которого ему потребовалось пролить кровь своей жены. Мы не верим в счастливый финал «Игры престолов», поэтому ставим на то, что Джону, или Дейенерис, или их возможному ребенку придется погибнуть во благо общего дела.


Причем здесь стихотворение Роберта Фроста?


Джордж Мартин любит повторять, что назвать свои книги «Песнь Льда и Огня» его вдохновила поэма Роберта Фроста «Огонь и лед». 

В ней две стихии (и человеческие страсти, которые они олицетворяют) спорят между собой, какая быстрее погубит мир. Отсюда вытекает осторожная гипотеза, что Мартин готовит Вестерос к печальному апокалиптическому финалу, а сценаристы сериала просто играют нашими чувствами. 

И шестой, и седьмой сезоны завершились хэппи-эндом для сил добра, который абсолютно противоречит реалистичной и пессимистичной интонации первых сезонов. Кажется, эта оттепель обманчива, и в конце нас ждет жестокое разочарование — и в любимых героях, и в неизбежности победы добра над злом.


Точная дата релиза восьмого сезона пока неизвестна, обещают конец 2018 года – начало 2019. 

В финале мы увидим 6 серий, каждая из которых будет еще дороже, чем серии прошлых сезонов, а значит еще больше спецэффектов, битв и интриг. 

А нам остается ждать и краем глаза подглядывать за съемками. И читать спойлеры и слитые сценарии в сети. Или не читать – выбор за вами.

вторник, 22 августа 2017 г.

«Игра престолов». Исторические параллели – Правители и бастарды



Мы уже с вами обсудили роль женщин в "Игре престолов" и в мировой истории; сегодня речь пойдет о бастардах.
Как становление "бабьих царств" пришилось на 6 сезон "Престолов", так и основная движуха с бастардами происходила тогда же. 


Я была не права, сказав ранее, что сериал движут одни женщины. Бастарды тоже иногда шевелятся, причем обоего пола. Это вполне объяснимо: будешь жевать сопли – дальше кузни тебя никуда не пустят – все как у реальных бастардов на исторической сцене. 


Пошли смотреть исторические аналогии.


В наше время незаконнорождённостью особо никого не удивишь, в некоторых европейских странах 30-40% детей рождается вне брака, а в Латинской Америке, оказывается, и того больше. 

Так, конечно, было не всегда, недаром в английском языке это слово сильно ругательное, как и в русском – слово "ублюдок" ("рожденный в блуде"). Бастарды частенько не имели прав ни на что – ни на отцовское имя, ни на наследство. 

Более того, их всю жизнь преследовали насмешки и поношение, ни в чем не повинные плоды необдуманной страсти страдали не менее, чем их непутевые мамаши. 

Женщине, забеременевшей вне брака, приходилось совсем тяжко (вспомните шевченковскую Катерину), причем как крестьянке, так и знатной даме.

Иногда незаконнорожденным везло – их признавали и наделяли практически равными правами с законными детьми. Правда, даже почти признанных бастардов норовили как-нибудь отметить: например, они имели право носить герб отца, но жезл или меч на гербе был склонен в левую сторону, словно указывая, в каком направлении некогда сходил папаша владельца герба к большому неудовольствию своей законной супруги. Чаще по гербу шла перевязь налево, чтобы все могли видеть, с кем имеют дело.



"Бли-и-ин! Я тоже серого хотел!"

В "Игре престолов", как известно, бастардов тоже отмечают - им обычно выдают пёсиков: либо много голодных, либо всего одного, но зато альбиноса с красными глазами.

Из реальной истории авторы сериала взяли и единые фамилии для бастардов – на Севере это Сноу ("снег"), на Юге – Сэнд ("песок"), так что само имя говорит, что его носитель – незаконный отпрыск. Нечто подобное существовало и в Англии – приставка "Фиц" к фамилии означала королевского бастарда.

Например, фамилию Фицрой носил внебрачный сын Генриха VIII и три внебрачных ребенка Карла II, еще один его бастард был Фицчарльз (Чарльз – это Карл и есть). Незаконным отпрыскам короля Якова II (его брата) давали фамилии Фицджеймс (Яков – это мы его так зовем, вообще-то он был Джеймс).


К слову, упомянутые два короля-брата на детородной ниве трудились неустанно: у Карла было 14 только признанных бастардов (сколько кудрявых младенцев от него нарожали всякие там крестьянки и трактирщицы, вообще не ясно), и это за 54 года жизни! 

При этом у него не получилось ни одного законного ребенка, видимо, проблемы были у жены, поэтому трон после его смерти перешел брату. 

Яков тоже не терялся, не отставая от своего брата – от первого брака у него было 8 детей, от второго – 7, правда из всей этой толпы выжило всего четверо, также две его метрессы нарожали еще пять бастардов. Я так понимаю, небывалая сексуальная активность была результатом пережитого в юности стресса – отцу братьев отрубили голову, и Карл II даже тайно присутствовал при казни (посмотрите сериал "Последний король", там отлично рассказана история его жизни). 

Плодовитость братьям досталась по наследству – у их отца, Карла I, было законных 9 детей (правда не все выжили). Яков II и Карл II весь свои приплод признавали и давали титулы, существенно пополнив ряды пэров Англии.

Правда, на трон Англии такие отпрыски претендовать не могли – это обычно плохо заканчивалось. Так, после смерти Карла II его сын Джеймс Скотт, герцог Монмут поднял восстание против дяди-короля, но был разбит в сражении герцогом Мальборо и затем казнен. Это была не Битва бастардов, но все равно знаковое сражение. 

Для настоящей, сериальной "Битвой бастардов" прототипом стала реальная битва при Азенкуре, где малочисленные войска англичан разбили огромное войско французов – это практически стало началом конца Столетней войны.

К слову, ветвь незаконного потомства Якова II плодится до сих пор – через Леди Ди его потомками являются принцы Гарри и Уильям.

Естественно, что многих бастардов не устраивало пребывание на задворках истории (ведь в глубине души каждый нормальный человек хочет обычного, серого пёсика, а не бракованного альбиноса) и они буквально из трусов выпрыгивали, чтобы доказать, что ничем не хуже, а то и лучше, чем законнорождённые.



Знаменитые бастарды. Корнею Ивановичу тоже выдали песика.

Некоторым, особо упорным и одаренным, это удавалось. Как известно, бастардами были Конфуций, Леонардо да Винчи, авантюрист Лоуренс Аравийский, военачальник Ганнибал (тот самый, который гонял слонов через Альпы), Ева Перон и даже изобретатель первого сантехнического андроида Корней Иванович Чуковский. Джек Николсон уже в зрелом возрасте выяснил, что он – незаконнорожденный сын своей собственной старшей сестры, вернее той, кого он ею до этого считал. Большинство же бастардов о своем происхождении знают с пеленок, и окружающие не дают им об этом забыть.


Проклятие темного происхождения тяготело и над вполне законными монархами – мы уже вспоминали с вами Елену Глинскую и ее сына Ванечку Грозного, насчет тайны рождения которого у окружающих всегда были тягостные подозрения. 

Да и Павла Первого его деспотичная родительница всю жизнь держала в черном теле, намекая, что если он будет упорно клянчить у нее трон, она расскажет всем, что его папашей был не Петр Третий, а Сергей Салтыков. Да и придворные об этом шептались, пока Павлик не подрос. 


Есть забавный исторический анекдот на эту тему. Когда Александру III историк сказал, что скорее всего Павел был сыном Салтыкова, царь перекрестился и произнес: "Слава Богу, мы русские!". Другой историк очень обстоятельно стал доказывать, что Павел – сын Петра III, Александр выслушал его, перекрестился и сказал: "Слава Богу, мы законные!".

Как и у Павла, похожая ситуация сложилась и у английского короля из династии Йорков Эдуарда IV – когда он был удобен окружающим, ему позволяли более-менее спокойно править, когда его становилось слишком много, как бы случайно у кого-нибудь в памяти всплывали эпизоды далекой юности его матери: мол, одно время она более охотно проводила время не в обществе короля, а в компании красивого лучника-гвардейца. А вот младший брат Эдуарда, Джордж, родился, когда никакого лучника уже в помине не было. 

Интересно, что сплетни эти наиболее активно распространял влиятельный царедворец Ричард Невилл, на дочери которого Джордж был женат.

Да что там давно забытые Плантагенеты – блистательную Елизавету Тюдор собственный отец когда-то объявил бастардом, чтобы оградить от ее возможных притязаний на престол других своих будущих отпрысков. По иронии судьбы, с отпрысками так и не сложилось, Елизавета все-таки заняла трон и просидела на нем 45 лет. 

А над утверждением кобелирующего папашки о ее незаконнорожденности дружно посмеялся весь двор, а заодно и Ватикан – уж больно сам Генрих в свое время постарался, чтобы убедить всех в обратном. 


На Генриха все дано махнули рукой – ведь когда-то он и первый свой брак с Екатериной Арагонской объявил недействительным. 

И вообще, как он только не изгалялся, чтобы заполучить наследника мужского пола: шесть раз женился, причем двум женам из шести отрубил головы, а с одной даже в койку не лег, поссорился с папой, даже веру сменил, а мальчик после всего этого брачного многоборья получился только один, да и тот рано умер. 

По злой иронии, у Генриха было полно бастардов (6 по крайней мере) и среди них – мальчики. Так что правили в конечном итоге по очереди две "недействительные" девочки от первых двух браков. В деталях морального облика их мам никто особо не ковырялся: англичане хорошо помнили, чем заканчиваются династические кризисы – ведь из-за одного из них началась Столетняя война. 

Сам Генрих на портретах в зрелом возрасте напоминает мне сериального Роберта Баратеона - тоже, видать, пожрать любил.


Пожалуй, самый знаменитый и воинственный бастард в мировой истории – Вильгельм Завоеватель. Его второе прозвище, которое он носил в юности – Гильом Бастард. Он был сыном нормандского герцога Роберта Дьявола и девушки незнатного происхождения. Мать происходила из вполне зажиточной семьи, но это была семья кожевников (или дубильщиков). 

Сказать по правде, это было еще то время, когда нормандская знать относительно недавно приняла христианство, и пока все к церковному венчанию относились спокойнее, чем через перу-тройку веков – многие лорды жили со своими любовницами невенчанными. 

Кроме того, Вильгельм был единственным сыном герцога, сам Роберт Дьявол в его родословной копаться был не намерен, он без колебаний сделал своего любимого сына наследником. Тем не менее, враги Вильгельма не упускали случая подковырнуть его, и лучшим способом для этого было напомнить, что он – внук кожевника.

Возможно, упорство и азарт Вильгельма объяснялись именно тем, что с самого рождения его на его самолюбии зияли незаживающие раны. Именно они (а еще военный талант и благосклонность фортуны) помогли Вильгельму завоевать Англию и начать писать историю страны заново, будто с чистого листа.



Так что коровью шкуру Вильгельм вполне мог бы поместить на свой флаг, и тогда его фамильный герб смахивал бы на флаг Болтонов; кто там будет издали разбираться, что там намалевано – коровья кожа или человек вообще без кожи. 

При всем своем напоре и энергичности, Вильгельм был чужд бессмысленной жестокости. Он и в браке был верен; считается, что жене он не изменял, у него было 10 законных детей, а о бастардах сведений не сохранилось – Вильгельм явно не хотел плодить ублюдков, хорошо помня, каково им приходится.



Еще один знаменитый правитель из бастардов – великий князь Киевский Владимир, креститель Руси. Его отцом был языческий князь Святослав и ключница Малуша. 

Знаменита история его "женитьбы" на полоцкой княжне Рогнеде. Поначалу, как известно, Владимир, будучи еще князем новгородским, по-хорошему посватался к Рогнеде, но она заявила: "Не хочу за робичича!" (сына рабыни) – она хотела замуж за брата Владимира, киевского князя Ярополка. Это была большая ошибка! Как известно, лучше больное место у бастарда не ковырять, а особенно если он вооружен и имеет хорошую дружину.

Владимир осадил и захватил Полоцк, изнасиловал строптивую Рогнеду на глазах братьев и отца, а затем убил их. Потом и брата своего Ярополка тоже порешил, заняв Киевский престол. Рогнеду он взял в жены насильно, она родила ему несколько детей, а потом была удалена от двора, так как Владимир принял христианство и решил жениться на византийской принцессе. Вот такой вот "робичич"!

А как же Рамси? Кого можно считать его прототипом?

Я лично настолько придурковатых бастардов поначалу не могла припомнить, но потом все-таки всплыл в памяти один псих. Это Юлий Цезарь Австрийский, бастард императора Священной Римской империи Рудольфа II Габсбурга. Он жил в Чехии и унаследовал от отца психическую болезнь. Правда, Рудольф был тихо помешанный – у него была склонность к депрессии, но при этом он был довольно интересным человеком - покровительствовал наукам и искусствам, а вот сынишка у него был настоящий буйный маньяк. Отец убрал его с глаз подальше и выделил ему в качестве резиденции замок – он называется сейчас Чешский Крумлов.

В определенный момент психическое здоровье Юлия стало стремительно ухудшаться, и в припадке гнева он избил и изрезал ножом свою любовницу, дочь цирюльника. Бездыханную девушку он выбросил из окна, так как решил, что она умерла. На этот раз она выжила, родители еле выходили ее, но Юлий узнал, что она жива, и стал требовать ее обратно. Естественно ему отказали, и тогда он бросил в темницу отца несчастной, обещая его убить. Бастард продолжал таскаться к жене цирюльника, угрожая ей и запугивая, пока она не выдала ему дочь. Во время очередного припадка он зарезал девушку, отрезал голову и расчленил тело.

Это событие вызвало ужас всех подданных императора, да и у него самого. Рудольф приказал бросить сына в тюрьму, где он через несколько лет и скончался в возрасте 25 лет. Последние месяцы заточения он совсем потерял человеческий облик, не моясь, не позволяя за собой убирать и отказываясь от еды.



Еще один интересный бастард, некоторыми чертами напоминающий Рамси – дон Хуан Австрийский, незаконнорожденный сын короля Испании Карла V, сводный брат Филиппа II. Карл в завещании признал его, и Филипп, повинуясь воле отца, приблизил Хуана ко двору, где его окружили роскошью и почитанием. 

Он водил дружбу с безумным доном Карлосом, обучался в университете, руководил эскадрой и громил корсаров, и вообще военачальник он был блистательный и непобедимый. Хуан был отважен до безумия, но также безумно амбициозен. 

Он все время требовал для себя отдельно королевство – то мечтал оставить себе завоеванный Тунис, то планировать освободить Марию Стюарт и жениться на ней. 

В конечном итоге его неуемная активность вызвала недовольство Филиппа II. Особенно обострилась ситуация, когда Хуан вдруг стал раскланиваться с голландцами, обещая им поддержку и покровительство. 

Не известно, чем бы это закончилось, если бы дон Хуан не умер от неизвестной скоротечной инфекции и возрасте 32 лет. А еще он был страстный любитель шахмат, играл просто замечательно.

Вот такие бастарды. В сериале я их пока насчитала 11 (включая девочку-младенца, убитую в борделе, и всех троих детей Серсеи; дети мерзкого Крастера не в счет, они нам только статистику испортят). В истории, как видите, их тоже было немало.

Автор: Elena Popova

понедельник, 21 августа 2017 г.

«Игра престолов». Исторические параллели – Бабьи царства


Я всегда интересовалась европейской историей, поэтому все время по ходу сюжета невольно сравнивала вымышленные события в придуманном мире сериала с имевшими место в реальности, в нашей собственной истории. 


Не уверенна, что Джордж Мартин всегда тщательно выискивал исторические аналогии, создавая очередного героя и его легенду, он просто написали классную историю, но ничто не мешает нам выискивать такие аналогии. 


Уже неоднократно пережевывалась тема скрытого и явного феминизма в сериале. Женщины в нем как одна (кроме Сансы) – амбициозные, сильные, доминантные, все основное действие в сериале генерируется именно ими. Большинство же мужчин, имеющих существенный вес в сюжете – либо кастраты, либо карлики, либо с инвалидностью (физической, но чаще психической). Как только мужеская особь начинает проявлять хоть какие-то признаки активности, автор ее тут-же (ну или через пару-тройку серий), изощренно и кроваво убивает или калечит. Джон Сноу не в счет – он малахольный эльф и вообще мессия.

В конце 6 сезона сложилась интересная ситуация – почти всех мужиков перебили, амбиционные дамы (кроме Сансы) перестали делать вид, что они удовлетворены своим местом на женской половине, и у нас нарисовались аж пять правительниц: Дейенерис, Серсея, Эллария, старая лиса Оллена Тирелл и Яра Грейджой. И еще в косматой орде северян имеется какой-то самонадеянный ребенок женского пола, однако все эти очень гордые, но довольно задрипанные северные дома пока на зрителя особого впечатления не произвели.

Когда столько женщин сразу возглавляют хоть что-нибудь, даже у таких вечных потерпевших, как Санса, появляется нехороший огонек в глазах.

В реальной истории человечества отчасти похожая ситуация складывалась не единожды. Периоды, когда женщины фактически правили Европой, были несколько раз: и в XVI веке, и в XVII и даже слегка в XVIII.


XVI век. С периода 1558 года по 1560 в Европе правили одновременно три королевы – одна полноценная и две регентши.

Англия. С 1553 по 1558 годы английский престол занимала ультра-католичка Мария Кровавая, старшая дочь Генриха VIII и его первой жены Екатерины Арагонской. Ее прозвище весьма красноречиво характеризует ее недолгое правление. Затем ее сменила вторая дочь любвеобильного короля – Елизавета. Ее царствование, несомненно, одно из самых блистательных из «бабьих», продолжалось 45 лет (1558 – 1603) и принесло Англии долгожданное процветание и мощь. И вообще, все рыжеволосые женщины - настоящие бестии! (кроме Сансы)


Франция. Екатерина Медичи - королева-регент при одном сыне (Франциск, 1558-1559), а потом и втором (Карл IX – 1559-1565). Коварная и властолюбивая, она заслужила у современников прозвище «Черная королева» отнюдь не только из-за постоянно носимого ею траура по погибшему супругу – Екатерина была одним из авторов «Варфоломеевской ночи».

Шотландия. 


Мария де Гиз – королева-регент при своей дочери Марии Стюарт в 1554-1560 годах. 

Мария изрядно попортила кровь британским королевам, активно водя дружбу с Францией против Англии; имели место и открытые вооруженные конфликты. 

Ее регентство закончилось почти одновременно с жизнью – Мария де Гиз внезапно умерла в возрасте 44 лет. Поговаривали, что ее отравили англичане.




Еще одна регентша правила немногим ранее описанного периода – в 1533-1538. Речь идет о Елене Глинской, матери царя Ивана Грозного. В чем-то ее можно сравнить с Серсеей: ходили слухи, что ее муж, великий князь Василий Третий, был бездетен, хоть сам он обвинял в бездетности первую жену, Соломонию Сабурову, и даже насильно упек ее под этим предлогом в монастырь. 

Вторая жена, молодая и крепкая телосложением Елена, родила первенца только на пятый год брака. Шептались, что реальным отцом будущего Упыря Васильевича Грозного был фаворит Глинской князь Иван Фёдорович Овчина Телепнев-Оболенский. Его особое положение при княжьей жене косвенно подтверждалось и его наглым поведением – совсем как Джейме Ланнистер.


Чтобы оградить фаворита от нападок, Елена заморила в тюрьме родного дядю, а заодно и двух братьев покойного мужа – ведь у них было не меньше прав на престол, чем у ее сына, тем более, если бы удалось доказать, что он бастард. Это тяжкое подозрение всю жизнь преследовало потом и самого Ивана Грозного, и поэтому он просто перебил всех Рюриковичей в приделах досягаемости. Насчет сплетен - могли быть и поклёпы с наговорами: Елена была чужестранкой (литовкой) и иноверкой, ее ненавидели все - и простой народ, и придворные (как и Серсею).



Роксолана-Хюррем. Если говорить не о правительницах, а просто о влиятельных женщинах, которые пусть не явно, но весьма уверенно оказывали влияние на политику того времени, стоит еще вспомнить Роксолану-Хюррем, выскочку из славянских наложниц, совершившую небывалое – ставшую официальной (и горячо любимой!) женой турецкого султана Сулеймана Великолепного. 

Первой женой она была с 1534 по 1558 год, до самой своей смерти, и вызывала изумление и недовольство современников тем, что частенько вмешивалась в дела не только династические, но и политические. Как Дейнерис среди дотракийцев.



Судьба Елизаветы Первой где-то пересекается с возвышением Дейнерис: в раннем детстве у нее убили мать, терпела долгие обиды и притеснения, юность провела в изгнании и даже какое-то время в заточении, но со временем преодолела все трудности и возвысилась до небывалых высот. 

Как и Дейнерис, она окружала себя мудрыми советниками, но при этом давала себе волю взбрыкивать и поступать по своему усмотрению (и нередко всем наперекор), когда считала нужным. 

Как и Бурерожденная, отказалась от мужчины и телесных услад во имя своего высшего предназначения и главной миссии. Вот только с флотом у кхалиси пока лажа – профукала она свои корабли, в отличие от Елизаветы, неожиданно для всех разбившей в свое время Непобедимую армаду испанцев; правда, ей в этом помогла очаровательная английская погода, а не драконы (и не известно, что хуже).



Если и дальше проводить параллели, нельзя не отметить, что жизнь Екатерины Медичи вполне тянет на полновесную экранизацию, многое в ней напоминает события «Престолов…». 

Как Серсея, она в молодости любила своего мужа-короля, но была отвергнута им ради другой (у Генриха многие годы была официальная фаворитка Диана Пуатье, с которой он сошелся совсем юным). 

Как Серсея она тоже похоронила молодыми нескольких своих детей. По иронии судьбы до преклонных лет дожила единственная ее дочь, нелюбимая бесплодная Маргарита, знаменитая королева Марго. 



События Красной свадьбы смахивают на Варфоломеевскую ночь – гугенотов заманили на празднование свадьбы их принца Генриха Наваррского и Маргариты Валуа и всех перебили. 

Забавно, что Генрих пережил всех детей Екатерины Медичи и в конечном итоге стал королем Франции. Поведение молодого Генриха смахивает на тактику Сансы – он тоже вынужден был проявлять необыкновенную гибкость и изворотливость, так как долгое время был заложником в стане врагов; за свою жизнь он только веру несколько раз менял туда-сюда.

На самом деле прототипом событий книги и сериала были другие события – это эпизоды из истории Шотландии, когда представителей крупных кланов вырезали на пирах, куда их перед этим мирно приглашали (речь идет о «Черном ужине» и «Резне при Глен-Клоу»).

В старости Екатерина немного напоминала Оленну – тоже во все лезла, носила дурацкие шапки, «строила» домашних и обожала яды.


XVII век.


Франция. Регентство Анны Австрийской при ее сыне Людовике XIV. Официально оно было не очень долгим: 1643-1651 год, но фактически во время признания Людовика королем ему было 13 лет и его мать еще долго правила – она входила в королевский совет, а фактически возглавляла его на пару с кардиналом Мазарини вплоть до 1661 – до смерти последнего.

Швеция. Королева Кристина – 1632-1754. Начинала, как культурный и прогрессивный монарх, закончила, как разорительница страны. Ее льстецы, прихлебатели, фавориты (и фаворитики) довели Швецию практически до коллапса, а саму Кристину – до отречения. Странно, как про нее еще не сняли полноценное кино или сериал.



Стоит упомянуть еще одну правительницу, правда, она была чуть позднее – царевна Софья, регент при малолетних царях Петре и Иване (1682-89). По тем временам она была неплохо образована и невероятно прогрессивна, как для своего окружения, привечала иностранцев и владела языками, но ее сгубило ее яростное честолюбие – она вполне бы могла вести вполне комфортную (но, конечно, скучную) жизнь при подросшем Петре, но это ее не устраивало. Закончилось заточением в довольно строгих условиях и скорой смертью в монастырской изоляции.

Царевна была девушка вполне в духе "Игры престолов". У Софьи тоже есть кое-что от Серсеи – она буквально за уши тащила наверх своего фаворита, князя Василия Голиицына, а тот при всем своем уме и обаянии не имел особых талантов – прямо как Джейме. 

Узурпаторские настроения Софьи по отношению к законным наследникам смахивают на претензии на трон Серсеи – она тоже игнорировала родных братьев погибшего мужа и даже собственных сыновей. Впрочем, в этом плане для нее все пока идет удачно, в отличии от Софьи.



Еще одна довольно заметная женщина XVII века – мадам де Ментенон, вторая, морганатическая супруга короля Людовика XIV (1683-1715). Бедный Луи, бабы им вертели, как хотели: в начале правления – мамаша, в конце – жена. 

Франсуаза де Ментенон поначалу казалась всем серой мышкой, пролезшей в королевский дворец из прокуренных кабаков, однако ее влияние на стареющего короля было огромным: она заразила его религиозным фанатичным благочестием и за 32 года их брака превратила Версаль почти в монастырь. 

Вместо балов и маскарадов придворные, обрядившись в серо-черное, читали библию и молились. Говорили, что жене короля удалось самый блистательный двор Европы преобразить в наискучнейший. Попахивает его Воробейшеством.

Еще следует вспомнить Марину Мнишек, «русскую царицу», вполне официально занимавшую трон на пару с мужем-самозванцем в течении года (1606). Потом она без стеснения легла в койку к следующему самозванцу. Она мне напоминает Маргери Тирелл – та тоже была не брезглива и не стесняясь лезла за короной, упорно выбегая замуж за тех, кто вскоре  погибал, да и сама тоже плохо закончила.


XVIII век


В самом начале века в Англии (а потом и Великобритании) правила королева Анна Стюарт, но это правление было малозаметным и не очень долгим: 1702-1714. 

Эту королеву вы видели в советском фильме «Стакан воды», но на самом деле у Анны вряд ли было время строить глазки гвардейцам – она почти все время была беременна, и все ее беременности заканчивались выкидышами и мертворождениями. Выжил только один мальчик, да и тот умер на руках матери в возрасте 11 лет. 


Но нас интересуют другие две дамы, императрицы крупнейших государственных образований Европы – Екатерина Вторая и Мария-Терезия Австрийская. Одновременное их правление пришлось на 1762-1780г. Правительницы уважали и ненавидели друг друга одновременно. Почти весь этот период шло тайное и явное противостояние двух корон.

Россия. Весь XVIII век в России - настоящее "бабье царство": Екатерина I, Анна Иоанновна, Анна Леопольдовна, Елизавета Петровна, Екатерина II, которая правила с 1762 по 1796 лет и обстоятельства ее прихода к власти вам хорошо известны. 



Все время проскакивают намеки, что Серсея тоже подсобила своему жирному и не просыхающему супругу поскорее встретится с его прабабушкой, мол чем-то там подозрительным его перед смертью поил мейстер Пицель, но даже если это правда, то, судя по виду раны на монаршем брюхе, это скорее был акт милосердия.

Если читать записки Екатерины Второй о себе любимой, складывается впечатление, что она вся такая Дейнерис: мать народа, освободительница и кормительница всех грудью. На самом деле, общего у нее с Бурерожденной только «Преклони колени – или на вискас моим зверькам». А если серьезно, наворотить всего полезного для своей империи она успела много, посмотрим, конечно, что получится у кхалиси – она пока все кругами ходит. Есть у Екатерины кое-что и от Серсеи – у нее даже более эффективно получалось отодвигать своего отпрыска от власти.

Священная Римская империя. 


Императрица и королева (титулов не меньше, чем у кхалиси) Мария-Терезия правила 40 лет (1740-1780), и тоже много чего хорошего успела: привела страну к процветанию, значительно повысила ее престиж, но при этом она… как-бы это помягче сказать… как-то по-немецко-австрийски скучновата. 

О таких НВО сериалы не снимает. Хотя, может, просто не брались еще; может, если и ее усадить на дракона… Все же Екатерина больше пищи дала для подобных сюжетов. Дас ист фантастишь!




Еще одна важная дама в тот период, хоть и не была коронованной особой, но очень активно влезала в Европейскую политику, развернув международные отношения Франции на 180°. 

Речь идет о официальной фаворитке бездарного французского короля Людовика XV, мадам де Помпадур. Она способствовала возвышению Шуазеля, что привело к союзу с Австрией, с которой до этого Франция всегда традиционно воевала. 

После этого Франция влезла в крайне неудачную для нее Семилетнюю войну, что сильно понизило рейтинги и без того ненавидимой всеми фаворитки.


Автор: Elena Popova